Этой весной в гейдельбергском университете Германии состоялся симпозиум «Наведение мостов: образование – обмен – диалог». Выступления западных коллег были посвящены социально-экономическим проблемам современной Европы, литературному переводу и сравнению художественной культуры России и Германии. Наши соотечественники, коллеги из института философии СПбГУ, представили философский взгляд на международные отношения, изложив всеобщее основание, на котором возможен продуктивный диалог современных народов, содержательный обмен их культурными достижениями и построение систематического образования для каждого человека.

Первая речь, предлагаемая к ознакомлению, была произнесена Андреем Николаевичем Муравьевым.

КЛАССИЧЕСКАЯ ФИЛОСОФИЯ КАК ОСНОВАНИЕ ПРОДУКТИВНОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ РУССКОГО И НЕМЕЦКОГО ДУХА

 Уважаемые коллеги!

Современная мировая ситуация, которая несёт в себе опасность третьей мировой войны, грозящей человечеству гибелью, вынуждает нас размышлять о наведении мостов путём образования и мирного диалога между цивилизациями. Мы надеемся на них как на возможный и действительный способ примирения антагонистических нравственных сил, чья борьба год от года всё более разгорается и вызывает всё большую тревогу. Решение этой сложнейшей проблемы приходится искать, конечно, не только людям нашей профессии, но в нашем распоряжении имеется очень ценный и, на мой взгляд, самый прочный и надёжный, неразрушимый идейный материал для создания такого рода конструкций. Я имею в виду классическую философскую мысль, хорошо известную тем, кто в Германии и в России изучает и преподаёт историю философии. За двадцать пять столетий совместными усилиями великих философов от Фалеса и Парменида до Шеллинга и Гегеля включительно был разработан вполне разумный способ мышления, с помощью которого можно найти действительно разумный выход даже из безвыходной, по видимости, ситуации. Я буду опираться на классическую философию вообще, а в особенности — на философию истории Иоганна Готлиба Фихте и Георга Вильгельма Фридриха Гегеля, чтобы, учитывая те исторические реалии и события, о которых они ещё не могли знать, своими слабыми силами наметить хотя бы контуры этого выхода.

Надеюсь, что положения, сформулированные в моём докладе, будут содействовать не только нашей дискуссии, но и актуализации классического философского наследия, которое последние сто восемьдесят лет было заслонено от наших современников пародирующими настоящую философию явлениями.

С классической философской точки зрения, современное мировое состояние представляет собою отнюдь не случайное стечение обстоятельств и не плод чьих-то злонамеренных действий. Хотя случайность и злую волю, которая мнит себя доброй, при исследовании происхождения этого состояния сбрасывать со счётов, конечно, нельзя, не они определяют сегодня мировой баланс сил. Их баланс есть необходимый продукт и момент мировой истории, которая в полном соответствии с географией и наблюдаемым с Земли движением Солнца началась на Востоке, а приблизилась к своему концу на Западе. Поэтому, для того, чтобы найти благополучный выход из создавшегося положения, требуется понять необходимый ход всемирно-исторического процесса и ту задачу, которую сам этот процесс ставит перед современным человечеством, так как способ её разумного решения созрел ещё два века назад. Разумеется, воспользоваться этим способом не легко и не просто, ибо в противном случае он уже был бы приведён в действие. Для начала требуется хотя бы осознать, что такой способ есть, и признать это, а затем сделать всё, что необходимо для того, чтобы свободно его применить. Поскольку эти действия потребуют времени и самоотверженного труда, постольку медлить с ними нельзя, ибо разумной альтернативы указанному способу решения всемирно-исторической задачи не существует.

Итак, до какого же момента дошла мировая история к нашему времени? Если обратить внимание на состояние человеческого рода в целом, то азиатский Восток был и по сей день остаётся исходной естественной общностью (Gemeinschaft) людей, организованной по семейно-племенному принципу. История европейского Запада представляет собою, напротив, разложение этого субстанциального единства людей друг с другом на множество индивидуальных субъектов. Эти субъекты обеспечивают своё акцидентальное существование путём налаживания более или менее необходимых искусственных социальных связей по принципу гражданского общества (bürgerliche Gesellschaft). Это внешнее государство, государство нужды и рассудка, как назвал систему гражданского общества Гегель в параграфе 183 своей «Философии права», не только развязывает все особенные страсти и интересы, но и по мере возможности сдерживает их формально-правовыми, полицейскими, моральными и политическими средствами. Крайним Западом европейского Запада являются Соединённые Штаты Америки. Европейский Союз формировался как противовес этой крайности и с большим или меньшим успехом продолжает играть свою историческую роль под предводительством Франции и Германии. Более чем тысячелетняя история государства в России выступает развитием противоречия между восточным общинным, семейно-племенным и западным индивидуалистическим, общественно-гражданским принципами. Особенную напряжённость это противоречие между естественным и искусственным началами человеческого общежития обрело в советский период российской истории. Ложное, иллюзорное разрешение оно получило после крушения Советского Союза, в постсоветский период. Однако тем самым мировая история отнюдь не кончилась, как показалось Фрэнсису Фукуяме. Она только зашла в тупик вследствие ничем не сдерживаемой глобальной экспансии США. Их стремлению к господству над миром сегодня приходится противостоять, одной стороны, России в союзе с Китаем и Индией, самыми крупными и энергично развивающимися странами Востока, а с другой стороны — Западной Европе (за исключением Великобритании, которая теперь с шумом выходит из Евросоюза и открыто примыкает к США). Хрупкий, весьма ненадёжный баланс между Западом и Востоком в XXI веке поставлен на карту исламскими фанатиками-террористами, чьи банды были вскормлены на деньги и находятся под покровительством США, которые пытаются использовать их экстремистские религиозные убеждения в своих геополитических интересах.

Каким же предстоит стать истинному исходу современной мировой ситуации, несущей в себе, повторю, опасность третьей мировой войны? Чтобы ответить на этот вопрос, следует вспомнить историю отношения европейского Запада к России и отношения России к азиатскому Востоку с 1812 по 1949 годы, поскольку именно тогда произошли знаковые, демонстративно указывающие на этот ответ события. В их число, кроме прочих, входят главная роль российского государства в разгроме наполеоновской Франции, Октябрьская революция 1917 года, которая предопределила решающее значение военных успехов СССР в победе над гитлеровской Германией и его активное участие в образовании Китайской Народной республики. К ним нельзя не добавить влияние учения Льва Толстого на формирование мировоззрения Махатмы Ганди и, стало быть, на обретение суверенитета Индией. Таким образом, эти события мировой истории выразительно демонстрируют ключевое положение России в формировании конкретного единства современного евразийского мира. Значит, не случайно её территория соединяет оба континента, на почве которых исторически развивалось человечество. Не случайно и немецкий народ, после древних римлян возглавивший, по Гегелю, четвёртое, германское царство мировой истории, в результате Второй мировой войны передал историческую эстафету русскому народу, задолго до этого сплотившему в одно государство другие народы России, включая родственные ему по происхождению и культуре украинский и белорусский народы. Главный урок, который, на мой взгляд, предстоит извлечь из этих событий обоим названным и по своему духу ближайшим друг к другу всемирно-историческим народам, состоит в том, что без усвоения вполне разумного философского способа мышления, который в результате всего исторического развития философии был достигнут на почве немецкой культуры благодаря учениям Канта, Фихте, Шеллинга и Гегеля, напряженного противоречия между Востоком и Западом в мире и особенно в России благополучно не разрешить.

Что же необходимо сделать для усвоения этого способа мышления? Первой задачей настоящего времени выступает изменение преобладающего уже достаточно много веков отношения к истории философии. Сначала самой философской, а затем и широкой академической общественности предстоит прекратить воспринимать историю философии только как череду учений разных философов. Такой она выступает лишь на своей поверхности. Мало того, что философские учения исторически следуют друг за другом в случайном порядке. К этому добавляется то обстоятельство, что появление всё новых и новых героев философской культуры, время от времени радикально меняющих её установки, до сих пор не прекращается. Отсюда и возникает иллюзия, что история философии как учебная дисциплина есть род доксографии. Она до сих пор учит студентов если не догматическому превознесению какого-то одного учения, то скептическому недоверию к преходящей моде на того или иного мыслителя. Именно из-за этого философия ныне больше, чем когда бы то ни было, кажется индивидуальному и общественному сознанию филодоксией, то есть любовью не к истинной мудрости (по определению Аристотеля, к высшей мудрости самой по себе и для человека), а лишь ко мнениям. Поэтому серьёзный научный интерес к ней испаряется, не успевая созреть и окрепнуть в умах будущих учёных.

Современная мировая ситуация настойчиво требует от историков философии сконцентрироваться на выявлении внутреннего единства различных философских учений от Фалеса и Парменида до Шеллинга и Гегеля включительно. Такое единство прокладывало себе дорогу во множестве классических философских учений вопреки и благодаря разногласиям между великими философами потому, что все они делали одно философское дело. Это дело имело своей внутренней целью выработку именно вполне разумного способа мышления. Она была достигнута только в самом конце исторического развития философии — в системе Гегеля. Благодаря всем своим предшественникам и собственным трудам Гегель в своей «Науке логики» открыл и изложил вполне разумный логический метод мышления, включающий в себя рассудок, но не сводящийся к нему.

В философской системе Гегеля предметное содержание, добытое положительными науками о природе и духе, в силу своей необходимости не отвергается, но и не принимается в той форме, в какой оно было ими добыто. Оно снимается в гегелевском смысле этого слова. Гегель потому назвал свою систему «Энциклопедией философских наук», что в этих науках полагается истинное содержание положительных наук, которые пока, как и до Гегеля, познают природу и дух в эмпирической форме. Их содержание в первый и последний раз выступило в философии природы и духа Гегеля как реальный процесс истины, или абсолютной идеи, познанной всеобщим логическим методом, который был развит этим философом в науке логики. Такое событие никогда больше повториться не может, поскольку к нашему времени положительные науки настолько разрослись и дифференцировались, что один человек уже не может знать их все, подобно Гегелю, как специалист. Поэтому учение Гегеля есть первая и последняя система философии, состоящая из науки логики и философии природы и духа. Поскольку дальше неё историческое развитие философии во множестве появляющихся друг за другом философских учений ступить не может, постольку на Гегеле оно заканчивается. Единое философское дело, в котором принимали участие все великие философы от Фалеса до Гегеля включительно, сделано раз и навсегда.

В связи с этим абсолютным результатом возникает ещё один важный вопрос: что после Гегеля с необходимостью должно вступить на место его уникальной философской системы, если не какофония мнений представителей современной философской культуры, начало которой положили антигегелевские выступления позднего Шеллинга и Кьеркегора? На её место предстоит встать системе образования разума человеческого духа, создание которой на основании философии как науки вполне разумного мышления и познания истины есть вторая задача настоящего времени. Для этого история философии, преподаваемая как история вполне разумного способа мышления, без освоения содержания которой этим способом овладеть невозможно, должна стать основной академической дисциплиной не только на философских факультетах российских университетов, но и для всех других специальностей высшего профессионального образования.

Когда это произойдёт, тогда высшие достижения классической философской мысли, достигнутые в Германии в конце XVIII и в первой трети XIX веков, станут мостом, навеки соединяющим немецкую и русскую культуры в деле действительно разумного разрешения основного противоречия современного мира — противоречия между Западом и Востоком. Высший цвет немецкого духа и культура русского народа сойдутся на этом мосту на благо всего человечества. В отличие от Второй мировой войны, создание системы образования разума человеческого духа на классической философской основе станет положительной, мирной передачей эстафеты мировой истории сначала от немецкого к русскому духу, а от него, в свою очередь, к духу всех других народов, населяющих Россию и земной шар. Благодаря этой системе непременно возникнет не только разумный способ научно-технического отношения человечества к природе, который в состоянии решить все экологические проблемы, но и разумный способ государственного общежития действительно свободных людей. Сверх того, постепенно восторжествует и разумный способ религиозной веры, свободной от суеверий и фанатизма, которые порождают сегодня столько бед и несчастий. Фихте справедливо заметил в своём цикле лекций «Основные черты современной эпохи», что история философии настоящего есть история религиозных представлений будущего.

В заключение я хотел бы выразить радостную уверенность в том, что благодаря освоению достижений классической философской мысли человечество как род разумно мыслящих индивидов, несомненно, когда-то прекратит свои неизбежные исторические муки. Если деятели современной философской культуры, наладив изучение истории философии как единой науки разума, помогут ему в этом нелёгком деле, то они займут своё скромное место в осуществлении разумной цели мировой истории, о которой вслед за средневековыми мыслителями поведали в своих работах представители немецкого классического идеализма.

Благодарю вас за внимание!

А. Н. Муравьёв